30.01.2014

Членство в ВТО обнажило болезни АПК

Первый полноценный год членства России в ВТО показал, что опасения по поводу уязвимости сельского хозяйства перед импортом в какой-то степени оправдались. В то же время страхи, что наплыв импортного продовольствия вызовет массовое банкротство предприятий аграрного сектора, оказались напрасными. К такому выводу пришли эксперты российской торговой системы АГРОРУ.com.

Итоги первого года участия России в ВТО показали, что заявления о том, будто аграрная отрасль при резком снижении импортных пошлин не выдержит наплыва продуктов из-за рубежа и ответит на него массовым банкротством, оказались преувеличением. Вместе с тем некоторые беды, на возможность которых изначально указывали эксперты, мы действительно наблюдаем.

В частности, речь идет о двух вещах – об усилении зависимости от импорта продовольственных товаров и о снижении показателей рентабельности сельскохозяйственных производителей. Оба этих фактора тесно связаны, и один является прямым следствием другого. Вместе с тем понять, насколько глубоки изменения, произошедшие в АПК за последние полтора года, не так-то просто.

Растет импорт продовольствия

Статистика свидетельствует, что никакого роста экспорта сельхозтоваров не происходит. По итогам первого полугодия 2013 года в стоимостном выражении вывоз продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья сократился на 19,3% – с 6,35 млрд долларов до 5,13 млрд.

Таким образом, тот факт, что в последние месяцы 2012 года после присоединения к ВТО экспорт товаров АПК вырос на 20–25%, о чем рапортовал министр Николай Федоров, было не более чем временным всплеском, не завершившимся созданием устойчивого тренда. Однако куда важнее то, что Россия действительно увеличивает импорт продовольствия. Согласно статистике, импорт продовольствия не только не сократился, но даже увеличился на 5,9% – с 15,8 млрд долларов до 16,8 млрд. И, исходя из того, что россияне вряд ли стали намного больше есть, можно сделать вывод, что импорт вытесняет продукцию национальных производителей.

При этом некоторые статистические данные по-настоящему шокируют. Так, экспорт муки обвалился на 58,4% после спада на 72,6% годом ранее, крупы – на 10,7%, подсолнечного масла – на 27,1%, макаронных изделий – на 5,4%, пшеницы – на 83%. Одновременно с этим импорт молока увеличился на 7,6% (из них сухого молока и сливок – на 41,2%), картофеля – на 3,9%, томатов – на 4,6% (11,9% годом ранее), бананов – на 8,7% (3,9% годом ранее), цитрусовых – на 8,8%, яблок – на 14,4% (14% годом ранее), кофе – на 23,9%, а макаронных изделий – на 18,3% (20,2% годом ранее).

Другими словами, буквально на глазах происходит усиление зависимости российской экономики от импорта продуктов питания и пищевых товаров, сопровождаемое разрастанием кризисных явлений не только в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, но и во всей российской экономике.

Стоит отметить, что усиливается не только зависимость внутреннего рынка России от импорта продовольствия, но и всей экономики в целом от импортных поставок. Так, по итогам января – мая 2013 года в стоимостном выражении экспорт сократился на 4,8%, тогда как импорт вырос на 4,6%.

Снижение рентабельности

В данной категории ситуация также не из приятных. Согласно официальной статистической информации, было зарегистрировано снижение совокупного положительного финансового результата работы сельскохозяйственных организаций ни много ни мало на 54% в первом полугодии 2013 года до едва заметных 22 млрд рублей. Причины этого носят структурный характер, они кроются как в сильных колебаниях рыночных цен, так и в ухудшении общей экономической ситуации. На фоне общей закредитованности сельскохозяйственных производителей и отсутствия большого количества «длинных денег» стоимость кредитов растет, что, помимо прочего, негативно отражается на инвестиционной привлекательности всего сельскохозяйственного бизнеса в России.

Если валовая прибыль сельскохозяйственных организаций сократилась на 21,8% – до 46,4 млрд рублей, то размер убытков подскочил в 2,1 раза – до 24,4 млрд рублей. В результате доля убыточных предприятий в сельском хозяйстве возросла с 23,6 до 26,7%. Такой показатель является поистине шокирующим. Получается, что сегодня каждое четвертое сельскохозяйственное предприятие в России работает себе в убыток. Поэтому при отсутствии конъюнктурных изменений на рынке и при продолжении текущей тенденции большая часть из этих предприятий в ближайшие 2-3 года обанкротится. Даже если речь идет о малых предприятиях, Россия может потерять до 10% производимой сельскохозяйственной продукции.

По мнению экспертов АГРОРУ.ком, столь драматичного и стремительного падения прибылей российских аграриев не происходило с 2008–2009 годов. Более глубокого спада прибылей, чем у сельхозпроизводителей, не было зафиксировано практически ни в одном секторе российской экономики. Российские аграрии не начали разоряться сразу, показав, что панические прогнозы большей части отраслевых экспертов относительно вступления в ВТО оказались преувеличенными. Но следует признать, что в целом опасения были оправданы, проблемы есть и, очевидно, усугубляются.

Став полноправным членом ВТО, Россия приняла обязательства не увеличивать размеры государственной поддержки сельского хозяйства в рамках так называемой «желтой корзины» свыше 9 млрд долларов на период до 2013 года включительно, после чего должно начаться поэтапное снижение до 4,4 млрд долларов к 2018 году.

Как уже неоднократно заявлял Минсельхоз, действующая договоренность об объемах мер «желтой корзины» до 2017 года позволяет реализовать все подпрограммы по развитию и модернизации отечественного сельского хозяйства, предусмотренные Госпрограммой развития сельского хозяйства в стране.

Однако при этом никто не говорит о том, что никаких новых программ сельскохозяйственное ведомство придумать не сможет. Согласно плану, денег должно хватить, однако теперь государственная поддержка теряет такое качество, как гибкость. С новыми правилами она уже не сможет оперативно реагировать на проблемы тех или иных рынков. Дополнительные деньги уже нельзя будет потратить на поддержку свиноводства, не изъяв их, скажем, из программы развития семеноводства. Безусловно, определенный простор для маневра остается, и Россия в теории может даже пересмотреть отдельные нормы «желтой корзины», если признает, что они наносят прямой вред общей экономической ситуации.

Вместе с тем, как показывает история, торг с ВТО – это дело очень тонкое, и наши зарубежные партнеры вряд ли согласятся на что-то невыгодное для себя, не получив за это какой-либо компенсации.

Интересно, что в этой ситуации Минсельхоз признает, что есть опасение через 4 года выйти за пределы установленных предельных объемов господдержки в рамках «желтой корзины».

В минувшем году федеральное аграрное ведомство начало работу по сокращению объемов субсидирования в рамках «желтой корзины» за счет расширения «зеленых статей», выделив средства на несвязанную погектарную поддержку.

Были приняты поправки в закон «О развитии сельского хозяйства», определяющие критерии неблагоприятных для ведения сельского хозяйства регионов. Ведется работа над концепцией поддержки отечественных производителей и переработчиков сельхозпродукции на основе механизмов внутренней продовольственной помощи в рамках «зеленой корзины». С одной стороны, это решает задачу обеспечения приоритетной поддержкой наиболее нуждающихся слоев населения, не имеющих достаточных средств на здоровое питание. С другой – отечественные производители и переработчики получают долгосрочный заказ на производство. В настоящее время в отдельных регионах уже реализуются пилотные проекты по таким программам.

Таким образом, радует, что государство продолжает искать варианты поддержки аграриев, когда эта самая поддержка для них так необходима. Вместе с тем для того, чтобы наладить ситуацию в отрасли, нужно предпринять множество шагов, и в частности, справиться с колебаниями цен, которые по отдельным категориям сельскохозяйственных товаров принимают поистине угрожающий характер.

Цены лихорадит

Согласно официальным данным Росстата, если по итогам января – июля текущего года годовые темпы роста индекса потребительских цен составили 7,1%, то продовольственные товары подорожали на 8,3%. Если бы российское сельское хозяйство находилось в адекватном состоянии и действительно развивалось, то в России не наблюдался бы скачкообразный рост цен на предметы первой необходимости, в частности, на продукты питания. Именно на приобретение безудержно дорожающих и неуклонно снижающихся в качестве продуктов питания приходится свыше 50% расходной части семейного бюджета малоимущих россиян и до 25–30% в структуре расходов 60% россиян с доходами менее 20 тыс. рублей – отмечают отраслевые эксперты.

«Совершенно непонятно, куда и по чьей указке смотрят компетентные органы – от ФАС, которая должна предотвращать монополистические сговоры и сдерживать произвол крупных торговых сетей и перекупщиков, до правоохранительных органов, которые должны бороться с этнической мафией, давно и плотно монополизировавшей рыночную торговлю и извлекающую сверхдоходы от злоупотребления монопольным положением», – отмечает отраслевой эксперт Владислав Жуковский.

Все мы помним рекордное падение цен на свинину, когда за полгода они снизились со 120 руб./кг до 70 руб./кг, что просто моментально уничтожило прибыль значительного количества свиноферм. Также достаточно серьезной остается ситуация на рынке зерна, где без интервенций уже давно многие производители не видели бы прибыли. Растущие цены на яйца вынудили Федеральную антимонопольную службу начать подозревать заговор производителей. И аналогичных примеров очень много.

Эксперты не согласны

Вместе с тем российские эксперты пока еще не могут сказать абсолютно точно, насколько глубок кризис в отрасли. По словам одних, ситуация близка к катастрофе, другие отмечают, что негативные явления в АПК – это не что иное, как контекст замедления развития всей экономики в целом, причем по сравнению с общеэкономической ситуацией показатели российского сельского хозяйства выглядят вовсе не так удручающе.

«На фоне остальных ключевых индикаторов, которые сейчас выглядят очень слабо, результаты аграрного комплекса в целом в этом году производят достаточно позитивное впечатление», – утверждает аналитик УК «Финам менеджмент» Максим Клягин.

По его словам, несмотря на спад в экономике, в этом секторе положительной остается динамика инвестиций в основной капитал. За 9 месяцев рост составил 3,5% против 3,2% в январе – сентябре 2012 года. Это формирует основания для благоприятных прогнозов на текущий год.

По словам президента AgrifoodStrategies, вице-президента Международной программы развития птицеводства (IPDP) Альберта Давлеева, рекордно высокие цены на кормовое зерно в первой половине года превышали уровень предыдущих лет в среднем в два-три раза. «Это вызвало катастрофический рост себестоимости продукции, который сократил денежные потоки компаний и поставил под вопрос кредитоспособность большого количества предприятий», – сказал он.

Ситуацию осложнила и задержка выплат субсидий по инвестиционным кредитам и компенсаций за удорожание кормов. В результате рентабельность бройлерного производства снизилась до 5-6%, яичного – до 2-3%. «Около десятка производителей мяса птицы и яиц обанкротились», – сказал он.

Это лишний раз демонстрирует слабые места АПК, низкую диверсификацию производства и его технологическое отставание, высокую сырьевую зависимость.

Анна Соколова

Источник:
ТПП-Информ




Cannot find 'template1' template with page ''
Свежие новости:
Cannot find 'stqnew_newslist_add_today' template with page ''

Другие новости по теме:

*Для получения бесплатной
электронной газеты Quality News
пожалуйста, укажите ваш e-mail адрес: